Роботизация не только меняет ядро современного общества, но и создает новые вызовы. Готова ли к такому будущему Украина?

Не так давно в Южной Корее был презентован робот-журналист, который самостоятельно пишет заметки о футбольных матчах. Этот прецедент уже не является чем-то уникальным. К примеру, мы давно свыклись с тем, что всемирно известный робот София дает интервью, участвует в ток-шоу и международных конференциях. Роботизация не только меняет ядро современного общества, но и создает новые вызовы. По данным Всемирного экономического форума, к 2020 году робототехника и искусственный интеллект достигнут такого развития,  что это приведет к сокращению 5 миллионов рабочих мест в передовых странах. Готова ли к такому будущему Украина?   

По мнению исследователей из Школы Оксфорд Мартин (The Oxford Martin School), экономистов Карла Бенедикта Фрея и эксперта по компьютерному обучению Майкла Осборна, под давлением роботизации в США к 2033 году может исчезнуть 47% рабочих мест. По данным Мирового банка, для Китая этот показатель может составить 77%. Сокращение рабочих мест затронет не только развитые страны, но и те государства, экономика которых традиционно активно использовала модель аутсорсинга для поддержки собственного развития. В число таких стран, по мнению Международной организации труда, войдут Камбоджа, Вьетнам, Тайланд, Индонезия.

Не будет исключением и Украина. Тренд роботизации станет новым водоразделом в мировой экономике, который поделит страны на победителей и двигателей прогресса, с одной стороны,  и аутсайдеров, отброшенных на обочину прогресса, с другой. Проблема в том, что в пассиве у Украины для участия в новом перераспределении рынков – пока зеро, а привычная практика украинской элиты «рассосется само собой» в этом случае вряд ли сработает.

Не секрет, что глобальные смены технологических укладов, как правило, сопровождаются турбулентностью и экономическими катаклизмами. Роботизация стимулировала появление новой тенденции – решоринга вместо аутсорсинга. Это означает, что вместо размещения производств в странах с дешевой рабочей силой, международный бизнес возвращает свои производства назад – в Европу и США. Это приведет к тому, что развивающиеся страны лишатся тысяч рабочих мест. Наиболее активно решоринг будет происходить в отраслях, наиболее чувствительных к технологиям автоматизации и роботизации производства. Прежде всего, это производство текстиля и одежды, бытовых электроприборов, автомобилей и автокомплектующих.

Только представьте себе, что в вашем городе, скажем, 20 – 30% населения окажется безработными. К каким социальным последствиям это приведет? Рост социальной напряженности всегда — рано или поздно  — приводит к социальным взрывам, политической апатии населения, экономической стагнации. Если верить закону Оукена, превышение фактического уровня безработицы над естественным даже на 1% соответствует отставанию ВВП, составляющему 2,5%. По некоторым исследованиям, рост безработицы на 1% приводит к росту преступности на 7-8%.

Даже если допустить, что роботизация затронет не все производственные сферы, то, по мнению МВФ, средняя заработная плата сотрудников, занятых на производстве, может сократиться от 26 до 56%. Все эти изменения необходимо учитывать, создавая новую модель экономического роста Украины. Это также означает, что прежние попытки монополистов в украинской экономике сохранить статус–кво в своих отраслях только все больше будут вести к экономической деструкции и отставанию Украины на мировой экономической арене.

В одном из своих выступлений Майкл Эванс, президент китайской компании Alibaba Group, работающей в секторе интернет-торговли, дал прогноз, что в ближайшие 60 лет возникнет порядка 60 млн. предприятий малого и среднего бизнеса, которые будут работать через интернет. По его мнению, именно они займут лидирующее место в мировой торговле. Стоит отметить, что этот же сегмент предпринимателей является наиболее активным драйвером развития инновационных технологий. Если учесть этот прогноз и использовать его в создании новой экономической модели Украины, шансов адаптироваться к новым экономическим условиям у нашей страны было бы больше.

Оптимисты могут возразить, что роботизация в ближайшие годы не коснется Украины. Во-первых, в стране не стоит ожидать таких темпов автоматизации производства, как например, в США. Во-вторых, процесс решоринга не будет молниеносным. И это действительно так. Но стоит напомнить, что уже сегодня классификатор профессий в Украине содержит 4 тысячи профессий, которые уже не существуют. Это примерно половина всех наименований, внесенных в список. По мнению некоторых экспертов, в ближайшем будущем могут исчезнуть еще 2–3 тыс. профессий. Это продавцы, операторы call-центров, почтальоны, бухгалтеры, переводчики и т.д.

Весной этого года издание The Economist обнародовало результаты исследования «Индекс готовности к автоматизации (ARI): кто готов к новой волне автоматизации?».  Адаптивность национальных экономик к смене технологической парадигмы измерялась на основании трех основных направлений. Первое – инновационная политика стран, направленная на поддержку исследований и внедрение искусственного интеллекта, робототехники и передовых технологий. Второе – политика в области образования, направленная на развитие человеческого капитала, необходимого для использования новых технологий. Третье – политика в области рынка труда, учитывающая необходимость управления переходом рабочей силы на высокоавтоматизированную экономику.

По итогам данного исследования, странами с самым высоким рейтингом в мире стали Южная Корея, об опыте которой я писал в одной из предыдущих статей,  Сингапур и Германия. Опыт Сингапура, который имея ограниченное количество природных ресурсов  сумел стать одной из наиболее инновационных экономик, на мой взгляд, наиболее интересен. Сингапур успешно создает экосистемы направленные на поддержку инноваций, трансформацию рынка труда и изменение системы занятости населения.

Чему можно поучиться у Сингапура, система образование которого — одна из лучших в мире?  

Политическое руководство Сингапура быстрее, чем правительства других стран, осознало, что глобальная экономика требует большей гибкости рабочей силы. Это означает необходимость приобретения новых знаний и навыков на протяжении всей жизни. По этой причине в рамках деятельности Комитета по экономике будущего было инициировано создание стратегии долгосрочного экономического роста Сингапура, которая была презентована в 2017 году. Данная стратегия в условиях смены технологической парадигмы определяет в качестве одного из приоритетов развития  именно трудовые ресурсы.

В частности, стратегия предусматривает объединение усилий учебных заведений и промышленных предприятий по созданию специальных отраслевых и модульных курсов для обучения взрослых. Эта концепция сегодня успешно реализуется в рамках программы Skills Future (Навыки будущего), которая дает возможность обучаться людям всех возрастов, начиная от студентов и заканчивая пожилыми людьми.

Наиболее популярным направлением данного проекта стала программа Skills Future Credit, предлагающая всем гражданам Сингапура в возрасте старше 25 лет субсидии в размере 500 долларов США для обучения новым навыкам. Таким образом, руководство Сингапура стимулирует граждан активно осваивать новые компетенции, которые будут нужны в условиях экономики будущего.  В 2016 году эта программа включала свыше 18 000 курсов и использовалась более чем 126 тысячами жителей Сингапура.

Высшие учебные заведения Сингапура также инициируют проекты, направленные на стимулирования процесса непрерывного обучения взрослых. Таким примером может служить  Национальный университет Сингапура, который запустил в 2015 году школу непрерывного образования для работающих взрослых. Школа включает курсы неполного дня, модульные сертификационные курсы, программы развития руководителей.

Возможность запуска аналогичной системы образования изучают соответствующие ведомства в Европе, в частности, этой темой озадачилось министерство труда и социальных вопросов Германии. Что мешает изучить и адаптировать этот передовой опыт Украине?  Сегодня не нужно придумывать велосипед. Наша страна уже исторически имеет сильную научную и образовательную базу. Однако устаревшие подходы в вузах уже давно стали узким местом в профессиональной подготовке молодежи, из-за чего выпускники школ все чаще стремятся иммигрировать и учиться за рубежом.

Как создать инфраструктуру для развития инноваций 

Для такой небольшой страны как Сингапур развитие НИОКР и инноваций означало открыть окно возможностей в глобальную экономику. Известно, что одно рабочее место в секторе НИОКР обеспечивает функционирование более двух рабочих мест в других ее сферах. Стратегия Сингапура, в случае ее реализации, не могла не иметь успех.

В то же время нельзя было просто зависеть от стартапов, которые во всем мире являются двигателем инноваций. Здесь быстро поняли, что помимо поддержки стартапов необходимо привлекать в страну крупные корпорации, которые будут импортировать не только капитал, но и технологии. Для трансформации экономики необходимо было создать условия для притока талантливых людей, которые будут генерировать новые идеи, а также импорта новых технологий вместе с приходом крупных международных компаний.

На этих «китах» и была выстроена инновационная система Сингапура.  Поставив цель привлекать инвестиции со всего мира, руководство страны максимально упростило правила ведения бизнеса, а также создало мощные стимулы для развития инноваций и развития стартапов: новаторам предоставляются  гранты, а также налоговые льготы при инвестировании в исследования и разработки. Существующее налоговое поощрение инновационной деятельности  предоставляет налоговые вычеты и возможность получить денежную компенсацию определенных издержек в сумме до 100 тысяч сингапурских долларов.

В 2015 году в Сингапуре действовало свыше 10-ти программ господдержки предпринимательства. Фонды, созданные для поддержки технологических компаний  на ранних стадиях развития, финансировались не только из госбюджета, но и благодаря привлечению венчурных фондов.  Стратегия Сингапура дала свои плоды, сделав его одним из лидеров в мире не только для ведения бизнеса, но и создания новых разработок.

 Путь для Украины

Как говорил Эйнштейн, проблема не может быть решена на том уровне, на котором она возникла. Нужно стать выше этой проблемы, поднявшись на следующий уровень. Мало держать в фокусе создание линейки инновационных продуктов. Необходимо менять структуру экономики.

Модель олигархической экономики привела к тому, что украинская экономика относительно бесперебойно может функционировать фактически только с помощью иностранных кредитов, что не позволяет совершить серьезную трансформацию и переход к экономике будущего.

Стремление к монопольному контролю всех значимых ресурсов страны привело к тому, что в стране системой стали непрозрачные правила ведения бизнеса, а нормой  — недобросовестная конкуренция, в которой был практически уничтожен средний бизнес, а мелкий существует в большей степени в серой зоне.

Бизнесмен или инвестор, который понимает, что его ждет утрата прибыли из-за высоких или непрозрачных налогов, вряд ли захочет вести бизнес, не говоря уже об инвестициях и инновациях. Ведь любые новые разработки означают жертвование сегодняшним днем ради результатов в будущем.

Проблема еще и в том, что промышленный рост в экономиках с высокой степенью олигархизации и монополий происходит в два раза медленнее, чем в экономиках более свободных. Там, где доминирует ограниченное количество бизнес-групп, повышается порог вхождения в бизнес.

В таких условиях нет возможности высвободить ресурсы для предоставления грантов и налоговых льгот для предпринимательства и НИОКР, финансирования переобучения взрослого населения. Как нет ресурсов и для введения так называемого безусловного дохода – регулярной выплаты со стороны государства каждому гражданину страны для обеспечения его финансовой автономности и независимости по отношению к работодателю.  В некоторых странах ЕС этот шаг сегодня также является одной из мер подготовки к эпохе роботизации.

Олигархическая экономика ведет к тупиковой ветви развития. Среда, в которой развиваются инновации, — это конкурентная среда. Без этого любые декреты и масштабные государственные стратегии развития оказываются только кипами бумаг, судьба которых «почить в бозе» вместе с десятками других таких же программ. Необходимо изменить саму модель экономики, дать шанс талантливым украинцам, которые развивают стартапы, создать «новое украинское чудо» через инновации.  Необходимо пересмотреть систему обучения в школах, вузах, училищах, адаптировав ее под требования новой экономики.

В своем докладе The Economist подчеркивает, что «первую скрипку» в подготовке к автоматизации экономики играют именно правительства стран, которые должны обеспечить эффективное взаимодействие между политическими институтами, промышленностью, экспертами, выработав вместе стратегию подготовки к вызовам, которые готовит роботизация для экономик.

Если Украина сможет создать эффективную инфраструктуру для реализации амбиций талантливых предпринимателей, провести реформы, что способствует привлечению инвестиций, у нас будет шанс не только вместе с другими европейскими странами пройти более безболезненно этап роботизации глобальной экономики, но и выиграть от смены мировой технологической парадигмы. «Победить нельзя проиграть», — где здесь поставить запятую, пока зависит только от нас самих.