Реального конкурентоспособного рынка инноваций в стране так и не появилось. Возникает логичный вопрос, почему?

Тема перехода Украины к инновационной экономике не нова. Различные программы и концепции, призванные придать новый импульс украинским высокотехнологичным разработкам, циркулируют в обществе и в государственных институтах уже несколько лет. Однако реального конкурентоспособного рынка инноваций в стране так и не появилось. Возникает логичный вопрос, почему? И что нужно, чтобы это, наконец, произошло?

Как рассчитывается инновационность экономики? В ежегодном рейтинге Bloomberg Innovation Index среди таких факторов оценки — затраты на научно–исследовательские разработки (НИОКР), доля высокотехнологичных компаний в экономике, добавленная стоимость товаров и число новых патентов, концентрация исследователей, занятых в исследованиях и разработках на миллион населения, и эффективность высшего образования.

По итогам прошлого года Украина заняла в этом исследовании 46 место из 50-ти стран, включенных в рейтинг. Отмечу, что всего три года назад, в 2015 году, она была на 33-м месте. В тройку лидеров Bloomberg Innovation Index вошли Южная Корея, на первом месте Швеция и Сингапур. На четвертом и пятом местах — Германия и Швейцария.

Что отличает Украину от этих стран?

С какими достижениями Украина пришла к четвертой промышленной революции? Чтобы ответить на этот вопрос, приведем несколько фактов.

Если в 2010 году доля инновационной продукции в общем объеме реализованных промышленных продуктов составляла 3,8%, то в 2016 – лишь 1,4%. Из госбюджета на финансирование инновационной деятельности в 2016 году было выделено лишь 0,022 % ВВП Украины. На НИОКР из казны было выделено 0,7% ВВП при общем уровне ВВП немногим выше 93 млрд. долл. Для сравнения в Германии этот показатель в том же году составил 2,9% ВВП, который по итогам года составил 3 477.8 млрд. долл.

Количество научных сотрудников в Украине сокращается с немыслимыми темпами. За период с 1991 по 2017 гг. число таких специалистов снизилось в 6 раз. В то время как, скажем, в ЕС, за последние 20 лет — увеличилось на 20%, по данным ЮНЕСКО.

Наукоемкость ВВП Украины также невелика и составляет в пределах 0,3 — 0,5% ВВП. В 2016 году на науку и проведение исследований в Украине потратили не более 0,3% ВВП. Но и эти средства были направлены, главным образом, на социальное обеспечение научных учреждений, а не собственно новые разработки. Израиль, который традиционно считается одной из стран – лидеров в инновациях, на научные исследования выделяет 4,4%, Финляндия — 3,88%, США — 2,9% ВВП.

Почему это важно? Чем выше уровень наукоемкости ВВП, тем меньше восприимчивость национальной экономики к колебаниям на мировых рынках сырья. Иными словами, чем больше инноваций, тем более устойчивой будет экономика в современном мире. Опыт развитых стран показывает, что инновации могут быть одним из наиболее действенных драйверов оживления экономики, поскольку стимулируют реструктуризацию экономики и рост производительности.

Не способствует развитию инноваций и высокомонополизированная украинская экономика. Новые технологии развиваются только на тех рынках, где есть конкуренция. Где вы видели среди крупных бизнесменов, владеющих отраслеобразующими предприятиями, тех, кто создал бы бизнес в Украине благодаря инновациям?

Как Южная Корея стала лидером рейтинга инновационных экономик мира?

После разделения Кореи юг страны был, преимущественно, агарным. Это была бедная страна, основу экономики которой составляло сельское хозяйство. Но за последние 54 года ВВП на душу населения в стране вырос со 156 долларов до 27 тысяч долларов на человека. Южная Корея является одним из мировых лидеров по объему госинвестиций в науку и новые разработки. В 2014 году этот показатель составил 4,29% ВВП, что больше, чем объем ассигнования Израиля и Японии.

Среди ключевых факторов южнокорейского чуда – высокое качество образования, стимулирование инноваций со стороны государства и поддержка инновационных компаний, простота открытия и ведения бизнеса. В частности, благодаря высокому качеству образования, южнокорейская молодежь по результатам теста PISA несколько лет назад возглавила список стран Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в области творческого подхода к решению проблем.

Изначально южнокорейская модель экономики была построена на заимствовании и адаптации зарубежных разработок и поддержке преимущественно крупных компаний. Поэтому эта страна является одной из самых благоприятных для открытия бизнеса. Для регистрации и открытия бизнеса здесь необходимо всего 5 дней, что способствует притоку иностранного капитала, который также является поставщиком новых технологий.

Позже основным вектором стало стимулирование «самостоятельных» инноваций внутри страны. С этой целью все инновационные процессы были централизованы. Для координации усилий создано специальное Министерство по делам науки, информационно–коммуникационных технологий и перспективного планирования, в рамках трансформации экономики — Министерство экономики знаний.

На базе Министерства торговли, промышленности и энергетики заработала специальная программа по работе с малым и средним бизнесом, которая предусматривает консультационную, законодательную, грантовую поддержку. Бизнесу – от запуска до завершения проекта — оказывается не только финансовая поддержка, но и предоставляются налоговые льготы.

Кроме того, для продвижения, поддержки и сопровождения стартапов в сфере инноваций в Южной Корее создан механизм государственно-частного партнерства, который предусматривает выделение 1 млрд. долларов США для таких предприятий. Для наиболее инновационных компаний используется так называемая «система чемпионов», которая предусматривает господдержку на всех уровнях — от внутренних льгот и дотаций до помощи при выходе на международные рынки.

Особенностью модели развития инноваций является то, что не разработчик должен «стучать» в двери к чиновнику, а он сам заинтересован в выявлении таких талантов и их развитии. Поясню на примере. В Южной Корее существует четко кластеризованная система поддержки технологического предпринимательства. Помимо инкубаторов и технопарков, созданы несколько отраслевых кластеров. В каждом из них есть свой лидирующий университет, который и является платформой для научно-технологической деятельности. Главная задача начинающих компаний – попасть в орбиту этих объединений. Как только государством в этом потоке обнаруживается потенциальный чемпион, он попадает в зону господдержки.

Таким образом, была создана сильная связь научной сферы с промышленностью, которая носит системный характер, создана разветвленная инфраструктура, которая обеспечивает доведение результатов НИОКР до готового продукта, а также продвижение его на рынок. То есть полноценная инновационная инфраструктура, которая и обеспечила Южной Корее лидерство среди инновационных экономик мира.

Перспективы для Украины

Одна из главных проблем отсутствия сдвигов украинской экономики в сторону инновационной в том, что, даже создав что-то новое, украинские инноваторы сталкиваются с большим количеством препятствий на пути воплощения идеи в жизнь. То есть даже если в Украине будет создано изобретение мирового уровня, довести его до стадии внедрения в производство – практически невозможно. Нет инфраструктуры для инноваций. Нет механизмов государственной поддержки таких инициатив.

Так будет продолжаться до тех пор, пока государственные управленцы не перестанут заниматься декларациями и программами, надеясь, что какие-то из них каким-то сказочным способом, без реальных усилий со стороны государства, просочатся в жизнь и в ней «застрянут». Потому что для развития инноваций нужно создавать условия.

Илон Маск, как и другие лидеры инноваций в США, безусловно, с самого начала имел талант и амбиции. Но он не смог бы их реализовать, не имея стимулы, созданные в системе образования США, национальной экономике, в обеспечении верховенства права и защите прав собственности. Он изначально понимал, что его мечты в этой стране осуществимы.

У украинских предпринимателей такой уверенности пока нет. У нас до сих пор для владельца завода есть риск внезапно узнать, что предприятие, в которое он инвестировал, уже не его.

Для того, чтобы в стране развивались инновации, государство должно быть нацелено, прежде всего, на улучшение инвестклимата, реформирование налоговой системы, дерегулирование экономики и привлечение зарубежных инвестиций. Необходимо изменить саму модель экономики и перейти от сверхмерной концентрации экономических ресурсов страны в руках узкой группы бизнесменов к формированию малого и среднего бизнеса как драйвера экономического роста и инноваций.

Стоит отметить, что сегодня в Украине предпринимаются попытки создания инновационных кластеров. Например, в июне этого года стало известно о начале строительства инновационного парка District ІТ Park стоимостью 160 млн. дол. во Львове. Но такие случаи пока носят единичный характер, а их масштаб явно недостаточен для нашей страны. Напомню, несколько лет назад в Киеве пытались возвести аналогичный парк Bionic Hill. Но проект так и не был воплощен в жизнь из-за скандала с выделением земельного участка под строительство.

Для развития инноваций важна системная поддержка специалистов, заинтересованных реализовывать свои идеи и разработки в Украине и от имени нашей страны за рубежом. Наиболее действенным шагом могло бы стать создание разветвленной сети IT–кластеров в крупнейших городах Украины, которые обладают хорошей инфраструктурой и сильной научной, технологической, производственной базой, имеющей перспективу стать интегратором для новых рынков. Такими городами являются, прежде всего, Харьков, Львов, Одесса, Николаев, Днепропетровск. Здесь уже создана необходимая научно – индустриальная среда для развития инновационной экосистемы.

К примеру, в родном для меня городе Николаев только вузов насчитывается пятнадцать, при этом четыре из них являются национальными: университет кораблестроения им. адмирала Макарова, аграрный университет, университет им. В. Сухомлинского, Черноморский национальный университет им. Петра Могилы. Кроме того, этот город имеет серьезный транспортно–логистический и производственный потенциал.

Внедрение инновационных кластеров будет способствовать не только повышению технологичности и конкурентоспособности существующего производства, но и выходу на новые рынки, развитию малого и среднего бизнеса, появлению новых рабочих мест. А значит, повысится благосостояние как отдельных городов, так и конкурентоспособность страны в целом (подробнее о потенциале стартапов – в статье «Стартапы как надежда экономики»).

Если помните, 26 лет назад Украина и Польша находились у примерно одинаковой стартовой черты. Однако Польша ушла далеко вперед. Во многом это произошло именно благодаря развитию малого и среднего бизнеса как драйвера экономического роста и инноваций. Что мешает нам сделать также?

Современный инновационный мировой ландшафт меняется очень быстро. Чтобы успеть в него вписаться, Украине нужно было начать эти изменения еще «вчера». Ведь с каждый днем стоимость продуктов, основанных на прежней модели индустриального производства, будет все больше стремиться к нулю. Добавленная стоимость будет создаваться на стыке инноваций, инжиниринга, новых технологий, программного обеспечения.