Полноценное сотрудничество Украины с ЕС в экономических вопросах пока является, скорее, символической возможностью. Нужна эффективная стратегия поддержки отечественного производителя.

По данным исследования Europe’s Sweatshops, которое провела международная организация Clean Clothes Campaign, в Украине более 220 тысяч человек неофициально работают на фабриках пошива одежды и обуви для иностранных брендов. Заказы в нашей стране размещают такие гиганты, как Tommy Hilfiger, Hugo Boss, Adidas, Benetton, Esprit, Zara, Mexx, Marks & Spencer и многие другие. Это типичный пример экономических проектов между Украиной и ЕС. Значит ли это, что в этой ситуации больше выигрывает Европа, чем наша украинская нация?

Напомню, что в марте Украина и ЕС подписали дорожную карту интеграции украинской промышленности в цепочку добавленной стоимости продукции стран – членов ЕС. В рамках этого события комиссар ЕС по вопросам внутреннего рынка, промышленности и предпринимательства Эльжбета Беньковская заявила о готовности ЕС усилить экономическое сотрудничество с Украиной не только в области промышленного сектора, но и в развитии малого и среднего бизнеса.

Этим шагом ЕС в очередной раз продемонстрировал Украине готовность оказывать содействие в развитии ее экономики. Тем не менее, полноценное сотрудничество Украины с ЕС в экономических вопросах пока является для нашей страны, скорее, символической возможностью, которой она может воспользоваться. Произойдет это в том случае, если будет сформирована эффективная стратегия поддержки отечественного производителя и продвижения его интересов на европейских рынках.

Стало ли сотрудничество с ЕС «золотой акцией» для Украины

Согласно данным государственной службы статистики, доля рынка стран ЕС в общем экспорте Украины в прошлом году превысила 40%. Омрачает этот результат тот факт, что почти две трети (70-75%) экспортируемой из Украины в страны Евросоюза продукции — это сырьевые товары: зерно, металл, руда и пищевая продукция с низкой добавленной стоимостью.

Особенностью экспорта продукции машиностроения в ЕС также является то, что его основу составляют комплектующие, а не конечный продукт. Поэтому на рынке ЕС Украину, в первую очередь, воспринимают как поставщика сырья, а не готовой продукции. Правильно ли это? В качестве ответа приведу пример Великобритании, где соотношение экспорта промышленных товаров к сырьевой продукции составляет 11:1.

С другой стороны, с вступлением в зону свободной торговли с ЕС увеличился не только экспорт, но и импорт. По итогам прошлого года этот показатель составил почти 42%. На сегодняшний день сложилась парадоксальная ситуация, при которой Украина поставляет в ЕС бытовую технику, собранную из комплектующих европейских компаний, которую потом мы же, украинцы, покупаем в магазинах.

Не является секретом и то, что украинская легкая промышленность почти на 80% загружена заказами по пошиву одежды для европейских брендов. И эту одежду потом покупают наши женщины в брендовых магазинах в Украине.

Преференции доступа на европейский рынок также не помогли украинским предприятиям возместить потерю рынка сбыта в СНГ и РФ вследствие конфликта на востоке страны и торговой войны с Россией. Многие предприятия были вынуждены просто закрыться.

Таким образом, развитие сотрудничества с ЕС только закрепило имевшуюся в предыдущие годы тенденцию зависимости экономики от изменчивой конъюнктуры на внешних сырьевых рынках и не стало той «золотой акцией» для украинской экономики, на которую все надеялись. Скорее, это своего рода экзамен для страны, который вновь поставил на повестку дня вопрос о месте Украины в мировом разделении труда.

Какие экономические приоритеты нужны стране

Тот факт, что успешная процветающая экономика невозможна без развития промышленности, уже давно стал аксиомой. Что имеет Украина? Если в 2008 году удельный вес промышленности в ВВП составлял 33,6%, то в 2016 году – уже 16,7%.

Вторым важным фактором развития экономики является малый и средний бизнес. Приведу пример. В Польше, которая по итогам 2017 года оказалась в Евросоюзе на пятом месте по уровню экономического роста, 70% ВВП страны создает именно малый и средний бизнес.

В то же время Украина, разрабатывая собственную стратегию развития, должна учитывать глобальные тенденции, которые вносят дополнительные риски в будущие экономические перспективы нашей страны. Одной из таких тенденций является промышленная революция 4.0, пик которой, по прогнозам экспертов, придется на 2020 – 2030 годы. Именно в этот период произойдет наиболее активное внедрение прорывных технологий и смена моделей отраслевых и мировых рынков. Тема настолько беспокоит мировых лидеров, что стала одной из основных в ходе Всемирного экономического форума в Давосе в этом году.

Чего ожидает от государства производитель и предприниматель?

Английский экономист Адам Смит считал, что лучшая судьба для Америки – оставаться сырьевой страной. И если бы министр финансов США Гамильтон тогда не выступил его оппонентом и не стал защитником американских производителей, мы вряд ли бы знали Соединенные Штаты такими, какими они есть сегодня. Он понял, что зарождающиеся и флагманские отрасли необходимо поддерживать и защищать. Этой стратегии необходимо придерживаться и Украине, определить ключевые и наиболее перспективные отрасли и обеспечивать их всестороннюю поддержку.

Как это может находить отражение в вопросах поддержки украинских экспортеров в страны ЕС и трансформации сырьевой модели экономики?

Во-первых, необходимо создавать условия для развития малого и среднего бизнеса, который благодаря своей гибкости может стать локомотивом внедрения инноваций. Например, к этому сектору относится, прежде всего, IT. На втором месте — аутсорсинг и все, что касается сервиса.

Для многих компаний, которые относятся к этому сегменту, «входной билет» на европейский рынок сегодня по-прежнему часто недоступен. Их представители зачастую не понимают правила работы на этом рынке и нуждаются в системной государственной поддержке для выхода в страны ЕС.

Для решения этой задачи Украина могла бы воспользоваться опытом Эстонии, где в свое время был создан Фонд содействия развитию предпринимательства. Эта организация предоставляет не только финансовую помощь, но и услуги по консультированию, бизнес -планированию, обучению предпринимателей. Фонд является фактически помощником в общении с налоговыми органами, таможенными службами, внешними рынками.

Также важно проводить политику дерегулирования бизнеса, создавать условия для развития стартапов через создание инновационных кластеров, которые объединят разные компании, что создаст синергию их опыта, знаний, ресурсов.

Во-вторых, необходима государственная программа по поддержке отечественных производителей, в частности, в базовых отраслях промышленности, что позволит им обновить свою технологическую базу таким образом, чтобы они не были так сильно привязаны к сырьевой конъюнктуре рынка.

Как пример, в Турции для поддержки национальных производителей используются такие механизмы, как государственные спецпрограммы, индустриальные парки, режимы инвестиционной деятельности. Компаниям, которые имеют производство на территории страны, предоставляется 15% ценового преимущества. В Америке существует норма, согласно которой государственные учреждения должны ставить в приоритет продукцию, которая имеет не менее 50% местной составляющей.

Таким образом, результатом вышеописанных инициатив должна стать трансформация национальной экономики и ее переход от сырьевой модели к аутсорсинговой, которая предусматривает производство не компонентов, а готовой продукции. Это позволит не только принципиально изменить экономический ландшафт страны, но и изучить международные практики, перенять инновационные технологии компаний, которые будут размещать заказы у украинских предприятий.

Постепенно это позволит перейти к экономике, производящей товары с высокой добавленной стоимостью, которые будут соответствовать растущим требованиям мирового рынка. Если это произойдет, Украина сможет скорректировать свои позиции в мировой экономике, что откроет новые перспективы для обеспечения благополучия нынешнего и будущих поколений украинцев.