Ситуация, в которой находится IТ-отрасль Украины в контексте мирового рынка, все больше напоминает мне перевернутые песочные часы: есть предел, после которого последняя песчинка упадет на дно часов, и чтобы изменить что-то, придется начинать с нуля. Для ры
Ситуация, в которой находится IТ-отрасль Украины в контексте мирового рынка, все больше напоминает мне перевернутые песочные часы: есть предел, после которого последняя песчинка упадет на дно часов, и чтобы изменить что-то, придется начинать с нуля. Для рынка – время бесценный ресурс, благодаря которому можно стать первым или вообще покинуть его. Так со временем и произойдет, если власть не перейдет от демагогии о важности отрасли к реальным действиям и созданию максимально благоприятного микроклимата для этого сектора экономики.

Почему я об этом пишу? На днях компания Topsdev, которая специализируется на IТ-рекрутинге, опубликовала результаты динамики IТ-фриланса в Восточной Европе. Согласно данным компании доля Украины на рынке IT-фриланса Восточной Европы за 2015 год снизилась на 8%, в то время как в Беларуси и России – увеличилась на 69% и 15% соответственно. И я задумался, что в этих странах есть такое, чего нет у Украины? Ведь снижение доли украинцев вызвано не только тем, что отдельные украинские IТ-компании решили ориентироваться на другие регионы.

Украина с этими странами во многом имела равные стартовые условия: ведь экономика каждой из них после распада Союза опиралась, главным образом, на промышленность и хорошие инженерные традиции. Но собственные IТ- бренды, получившие всемирную известность – Viber, Apalon, Maps.Me, Wargaming, – почему-то появились в Беларуси, а не Украине. А такие всемирно известные программы как ABBYY, Kaspersky и Infowatch или первый в мире интерактивный безэкранный (воздушный) дисплей Displair – в России. Какие уроки нам стоит извлечь из опыта этих стран?

И в России, и в Беларуси отрасль IТ уже давно получила серьезную государственную поддержку. В Москве с этой целью, в частности, был создан инновационный центр «Сколково», который, согласно замыслу его создателей, должен был эволюционировать до самоуправляющейся и саморазвивающейся экосистемы, благоприятной для развития предпринимательства и исследований.

Российский проект предполагает, что к 2025 году на площадке 2,5 млн. кв.м. будут жить и работать более 25 тысяч специалистов. Для стимулирования развития комплекса Россия планирует введение десятилетних каникул по налогу на прибыль. Вместе с тем, последние годы «Сколково» все чаще становился центром различных коррупционных скандалов, из-за которых начался сильный отток зарубежных инвесторов.

Поэтому для меня более прикладным примером выглядит опыт Беларуси, где в 2005 году был создан «Парк высоких технологий «Минск» (ПВТ «Минск»). В отличие от «Сколково», в белорусский ПВТ Беларусь не вкладывались астрономические бюджетные деньги, фактически была выделена только территория. Технопарк развивается, главным образом, за счет бизнес инвестиций.

Это реальный проект государственно-частного партнерства с эффективными условиями для привлечения коммерческих инвесторов. Государство только гарантировало четкие правила игры, не мешает рынку развиваться и разрешило системе образования подстраиваться под нужды IТ-рынка. Так, для того чтобы стимулировать деятельность Парка, его резидентов освободили от налога на прибыль и НДС от реализации продукции, предоставили преференции при оплате подоходного налога.

Примечательно, что в минском технопарке IТ-сообщество организовано совершенно по иному принципу, чем в России. Фактически ПВТ действует на всей территории Беларуси, поскольку компания-разработчик может находиться в любой точке страны и быть частью Парка высоких технологий, получая соответствующие льготы, если, конечно, соответствует его требованиям.

При вузах в рамках белорусской «Кремниевой долины» создано свыше 60-ти лабораторий, где студенты могут прослушать лекции сотрудников компаний, входящих в ПВТ. Таким образом, преодолевается разрыв между университетскими знаниями и реальными, в которых нуждаются компании-разработчики. На выходе – по прогнозу экспертов к 2020 году доход IT-отрасли Беларуси может достигнуть $3-4 млрд., в Украине – около $1,4 млрд.

На мой взгляд, этот опыт обязательно должен использоваться и в Украине. Тем более, что у нашей страны есть такое конкурентное преимущество как преференции в торговле с ЕС. Эти возможности нынешняя власть должна максимально использовать для реальных, а не профанации реформ в Украине. Это шанс для модернизации экономики Украины, для того, чтобы сделать что-то по-настоящему важное и полезное для нашей страны и для ее граждан.

Времени мало — и остается все меньше. Пока министры то подают заявления об отставках, то забирают их назад, песок в песочных часах падает и падает. Во сколько обойдется нашей стране последняя «песчинка»? Может быть, ее цена — будущее Украины?